pic

Светлана КОТОВА

Педагог-психолог Екатеринбургского центра психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних «Диалог» (г. Екатеринбург, Свердловская область), победитель Всероссийского конкурса «Педагог-психолог России – 2021»

Задача учителя – научить школьника считать, читать и писать, решать химические уравнения, понимать иностранную речь и разбираться в законах природы и социума. Но есть педагогические работники с особой зоной ответственности. Это – педагоги-психологи, стоящие на страже психологического благополучия ребенка. О том, что это за профессия, журналу «Вестник образования» Минпросвещения России рассказала Светлана Котова, сотрудник Екатеринбургского центра психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних «Диалог» (г. Екатеринбург, Свердловская область), победитель Всероссийского конкурса «Педагог-психолог России –  2021».

Светлана Алексеевна, поздравляем Вас с победой во Всероссийском конкурсе «Педагог-психолог России – 2021»! А по какой причине Вы решили стать именно педагогом-психологом?

О работе психолога я думала с ранней юности. Но по окончании школы не решилась поступать на философский факультет и, окончив педагогический вуз, работала год в школе учителем математики. Лишь на другом этапе своей жизни, в достаточно зрелом возрасте, получила второе высшее образование по психологии и стала практиковать как психолог. Работая со взрослыми людьми, с семьями, я ежедневно находила подтверждения тому, что все наши проблемы родом из детства, а все сложности взрослой жизни произрастают из нерешенных ребячьих проблем и противоречий подросткового возраста. Вот так и сложилась моя специализация: работа с детьми и подростками.

В чем Вы видите главную сложность этой работы?

Ко мне как к педагогу-психологу городского центра психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних приходят родители с детьми в тот момент, когда ситуация выходит на критический уровень. Как правило, это бывает, когда в школе нет педагога-психолога и ресурсы семьи и школы недостаточны, чтобы справиться со сложным случаем. Не каждый родитель готов признать свои ошибки, принять ответственность за то, что происходит с его ребенком, искать возможности для контакта и изменения отношений. Поэтому порой усилия психолога направлены на то, чтобы искать и пробуждать в родителе такие, казалось бы, естественные чувства, как сострадание, желание понимать своего сына или дочку, способность замечать хорошее и поддерживать. В таких случаях эмоциональная составляющая работы психолога может быть достаточно затратной.

Как Вы сбрасываете накопившуюся негативную энергию?

Вовремя восстановиться – важнейший навык, без которого в профессии психолога не выжить. Это – ключевой момент профилактики профессионального выгорания! Лично мне восстанавливаться помогает вода, которая расслабляет тело и, что называется, смывает негатив. Еще мне очень важно высыпаться. Помогает перезагрузиться любимая музыка, хорошая книга или фильм, иногда – медитация, время, предназначенное только для себя. И, конечно же, главное – после работы вернуться в любимую семью, к дорогим тебе людям, поговорить о самых обычных вещах, смеяться, шутить. Побыть на одной волне со своими друзьями. Другими словами, проживать простые человеческие радости. 

И еще. Я так или иначе всю жизнь танцую, сейчас третий год занимаюсь фламенко. Этот танец не только развивает межполушарные связи и координацию движений, но помогает сбрасывать напряжение, заряжаться энергией, общаться с интересными, увлеченными людьми.

Легко ли психологу вызвать ребенка на откровенность и кому тот скорее откроется – педагогу или родителям?

Вызвать на откровенность – не самоцель для психолога. Это, скорее, путь, по которому приходится идти, чтобы была возможность помочь. Мастерство педагога-психолога, да и вообще любого психолога, в том, чтобы создать на консультации такую атмосферу, чтобы человек смог раскрыться, доверить свои тревоги, страхи, горести. Ребенку это бывает сложно, если у него есть опыт отвержения или предательства со стороны значимых взрослых. В норме младшие дети все же больше доверяют родителям, чем какому-то новому взрослому. Я бы даже сказала так: чем больше ребенок доверяет маме, тем больше он сможет доверять психологу. Подросткам же иногда бывает легче открыть свои переживания третьему лицу, в частности психологу, как более нейтральной фигуре: у родителей бывает слишком много жестких установок и требований и мало готовности слушать и слышать своего взрослеющего ребенка, проявлять уважение к его мнению и чувствам. Это их беда, а не вина: у каждого своя история и своя правда. Но, к сожалению, пропасть между детьми и родителями очень часто становится камнем преткновения в ситуациях «плохого поведения» подростка. И тогда педагог-психолог должен не просто понять подростка, но и помочь наладить конструктивное взаимодействие между ним и родителями настолько, насколько это возможно в данной конкретной семье. 

По силам ли педагогу-психологу выявить ребенка с надломом, готового стать «школьным стрелком»? Эта тема в нашей стране в последние годы, к сожалению, стала актуальной...

Ох, какой сложный вопрос! С одной стороны, педагог-психолог как раз и работает в школе с детьми, имеющими психологическое неблагополучие, а потому ребят с надломом, с высоким уровнем агрессивности, мстительности, детей, которые прошли через какие-то травмирующие события, он может увидеть. Но чтобы глубоко распознать риски, нужна серьезная индивидуальная работа с таким ребенком, а не одна-две консультации или эпизодические встречи на переменке.

Дело в том, что, согласно  исследованиям, большинство «школьных стрелков» в реальной жизни были крайне изолированы: не общались со сверстниками, не шли на контакт с родителями и педагогами (и вряд ли они пришли бы к школьному психологу, даже если бы их пригласили). Но при этом в онлайн-среде практически во всех случаях они были активными участниками деструктивных сообществ, пропитанных некой идеологией: нацистской, экстремистской, шовинистской и т. д.

Это огромный пласт работы, которую должны вести компетентные органы, способные быстро отслеживать опасные интернет-группы. Наверное, эта система у нас пока еще несовершенна, но, безусловно, работа ведется. Ну а для школьного психолога и всего педагогического коллектива очень важно быть внимательными к тому, что происходит с ребятами и какая атмосфера царит в школе, не игнорировать и вовремя пресекать буллинг и любые формы насилия (физического и психического) в школьной среде. Педагог-психолог может исследовать  ситуацию с помощью профессиональных диагностических инструментов, индивидуально работать со сложным подростком. Но эффективность такой работы зависит от того, насколько слаженно работает вся административная команда школы – от директора и завуча по воспитательной работе до социального педагога и классного руководителя. 

Замечу, что, по оценке специалистов, анализировавших скулшутинг в России, составить единый, универсальный психологический портрет «школьного стрелка» не представляется возможным. Это подростки с разными мотивами, личными историями, разным социальным положением. Поэтому сложности в превентивной диагностике, безусловно, есть. Но исследовать школьников на уровень агрессии и враждебности, отслеживать уровень психологического комфорта в школе, анализировать результаты и работать с детьми группы риска – это необходимый минимум. 

А что делать в случае выявления потенциального «стрелка»?

Профилактическая работа в школе подразумевает наличие целого ряда инструментов, и директора, завучи школ их отлично знают. При возникновении вопросов к психологическому благополучию ребенка задействуются все эти инструменты: собираются педагогический консилиум и совет профилактики, где все специалисты: психолог, социальный педагог, завучи по воспитательной работе и по правовому регулированию, директор школы – обсуждают, что происходит и что будут делать в этой ситуации. Важно объединять все ресурсы, которые есть в школе, и привлекать при необходимости внешние. При признаках антисоциального, деструктивного поведения информация передается в специальные подразделения МВД, комиссию по делам несовершеннолетних. 

Не будем больше о грустном. В чем Вы видите значение Всероссийского конкурса «Педагог-психолог России»?

В том, чтобы поднять на высокий профессиональный и статусный уровень профессию школьного психолога. Вторая важная прикладная задача, которой он служит, – распространение лучших работающих психолого-педагогических практик по сопровождению всех участников образовательных отношений.

К сожалению, в этом году конкурс в связи с эпидемиологической ситуацией проводился в дистанционном формате и личное общение участников, а также обмен живой информацией и профессиональными наработками тоже перешли в онлайн-формат. Но и в этих условиях мы, конкурсанты, стремились обмениваться опытом и активно поддерживали друг друга во время испытаний. Хочется надеяться, что в будущем конкурс вернется в формат живого общения, а распространение успешных психологических практик в образовательной среде продолжится и расширится. Все заинтересованные специалисты могут познакомиться с материалами конкурсантов этого года непосредственно на сайте конкурса: Педагогпсихолог.рф. Это стоит сделать. Ведь очень важно видеть, как работают коллеги по профессии, чтобы совершенствоваться в своем собственном профессиональном росте. 

А что участие в этом конкурсе и победа в нем дали Вам?

В этом году конкурс проходил в 15-й, юбилейный раз. В нем приняли участие 85 высококлассных педагогов-психологов из всех регионов нашей страны. Для меня это был новый опыт: я никогда не участвовала в конкурсах, тем более столь высокого уровня. Проходя городской, региональный и федеральный этапы, чувствовала все более возрастающую ответственность за то, что представляю свой центр «Диалог», свой город и, наконец, свой регион. Конкурс для меня стал испытанием не только на профессиональные знания и навыки, но и на стрессоустойчивость и толерантность к неопределенности. Кроме учета серьезных требований и критериев, по которым тебя оценивает экспертное жюри, нужно было быстро действовать в меняющихся, иногда крайне сжатых сроках и решать технические моменты, связанные с дистанционным форматом конкурса. 

В целом конкурс позволил мне переосмыслить свой профессиональный опыт, провести ревизию инструментов, которыми я пользуюсь, а также бросить взгляд в будущее и понять, в какую сторону идти дальше. Конечно, победа в конкурсе такого уровня – это огромная честь для меня. И в этой связи я хочу выразить благодарность своим коллегам и наставникам, которые направляли и поддерживали меня на конкурсном пути. Прежде всего, это Наталья Николаевна Васягина, главный внештатный психолог Министерства общего и профессионального образования Свердловской области, которая курировала меня на Всероссийском конкурсе.

Но, знаете, даже с хрустальным призом на полке и медалью победителя в бархатной коробочке я прекрасно осознаю, что я просто человек на своем месте, одна из сотен педагогов-психологов нашей страны, каждый день честно выполняющих свою работу. Снова и снова – с каждым ребенком, с каждым родителем или педагогом – все начинается заново: вопросы, поиски, сомнения и открытия. И радость, если удалось помочь.

Всероссийский конкурс профессионального мастерства «Педагог-психолог России»

В этом году Всероссийскому конкурсу «Педагог-психолог России» исполнилось пятнадцать лет. За это время он стал уникальным механизмом развития и повышения престижа психологической службы в системе образования, распространения психологических знаний как обязательной составляющей образовательной деятельности. Один из учредителей конкурса – Министерство просвещения Российской Федерации. Представитель Министерства также является сопредседателем жюри. 

Принимая участие в конкурсе, талантливые педагоги-психологи, работающие на всех уровнях образования, могут повысить свой профессиональный уровень и поделиться с коллегами лучшим психолого-педагогическим опытом и инновационными технологиями оказания психолого-педагогической помощи всем участникам образовательных отношений. Проведение конкурса способствует достижению приоритетных задач государственной политики в сфере образования, повышению его эффективности и конкурентоспособности, улучшению условий обучения. 

Цели конкурса 

Конкурс проводится во исполнение плана мероприятий по реализации Концепции развития психологической службы в системе образования до 2025 года и направлен на повышение профессионального уровня и наиболее полную реализацию творческого потенциала психологов образования России, повышение престижа психологической службы в системе образования страны. 

Учредители

Министерство просвещения Российской Федерации, Федерация психологов образования России. 

Кто может участвовать

Педагоги-психологи организаций, осуществляющих образовательную деятельность, в том числе специальных учебно-воспитательных учреждений открытого и закрытого типов, центров психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи субъектов Российской Федерации.

Порядок проведения

Конкурс проводится в два этапа: региональный и федеральный. По итогам регионального этапа конкурса определяются лучшие педагоги-психологи, представляющие разные регионы, для участия в федеральном этапе. Этот этап проводится в очной, заочной или смешанной формах. 

Федеральный этап включает два тура: экспертный и суперфинал, которые проводятся в дистанционном формате. В первом туре участники представляют на конкурс характеристику профессиональной деятельности, визитную карточку в формате видеоролика и видеозапись своей психолого-педагогической практики, а также проходят испытание «Блиц-интервью» в режиме онлайн, во время которого они отвечают на вопросы, связанные с актуальными проблемами психологии образования. По итогам первого тура пятнадцать конкурсантов, набравших наибольшее количество баллов, становятся лауреатами конкурса и проходят во второй тур. 

Второй тур федерального этапа состоит из одного испытания «Профессиональные кейсы», в ходе которого конкурсанты анализируют, оценивают и решают проблемную психолого-педагогическую ситуацию, отвечают на вопросы жюри. По итогам второго тура определяются победитель и призеры, занявшие второе и третье места. 

Что оценивает жюри 

Конкурсные испытания федерального этапа оцениваются по следующим критериям:
испытания «Характеристика профессиональной деятельности», «Визитная карточка»: соблюдение требований к оформлению документа, отражение опыта работы, учет требований профессионального стандарта «Педагог-психолог (психолог в сфере образования)», культура представления информации;
испытание «Защита психолого-педагогической практики»: соответствие требованиям профессионального стандарта «Педагог-психолог (психолог в сфере образования)» и других нормативных правовых документов, эффективность, обоснованность, оригинальность содержания, умение передать свой опыт работы; 
испытание «Блиц-интервью»: глубина раскрытия проблемы и убедительность суждений, аргументация собственного мнения, логичность изложения, грамотность, общая культура и коммуникативные качества;
испытание «Профессиональные кейсы»: соответствие теме, результативность, содержательность и аргументированность, профессиональная компетентность, культура речи. 

Жюри и экспертная комиссия

Экспертная комиссия оценивает конкурсные испытания первого тура федерального этапа и определяет лауреатов конкурса, жюри оценивает конкурсное испытание второго тура и выбирает победителей. 

В состав экспертной комиссии входят не менее 21 человека. Члены комиссии имеют степень кандидата либо доктора психологических или педагогических наук, опыт проведения экспертизы конкурсных работ, соответствующих тематике конкурса, а также практической деятельности не менее десяти лет в области общего образования, возрастной психологии, психологического консультирования, педагогики и др.

В состав жюри входит не менее семи человек, в том числе кандидаты либо доктора психологических или педагогических наук и специалисты-практики, проработавшие не менее десяти лет в области общего образования, возрастной психологии, психологического консультирования, педагогики и др. 

Награждение

Победитель объявляется на торжественной церемонии закрытия конкурса. Все конкурсанты награждаются сертификатами участников и памятными сувенирами, а всем лауреатам вручаются дипломы и памятные призы.