pic

Как привить детям и молодежи интерес к научной деятельности? Верный способ – вовлекать ребят с учетом их возрастных особенностей в интересные, связанные с наукой проекты. Кроме того, доказано, что при систематической просветительской работе ученых со школьниками у ребят формируется позитивная мотивация к усвоению новых знаний по различным дисциплинам, повышается самооценка учебных достижений, приходит понимание ценности научного труда, и в конечном счете становится психологически комфортнее осваивать новые знания и генерировать собственные идеи. Об этом и о многом другом журналу «Вестник образования» Минпросвещения России рассказала Татьяна Тихомирова, член-корреспондент Российской академии образования, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник Психологического института РАО, лауреат Премии Правительства Российской Федерации в области образования за 2021 год.
 

Татьяна ТИХОМИРОВА

Член-корреспондент Российской академии образования, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник Психологического института РАО, лауреат Премии Правительства Российской Федерации в области образования за 2021 год

Татьяна Николаевна, что дал школе уходящий Год науки и технологий?

В числе приоритетных задач не только уходящего Года науки и технологий, но и всей государственной политики в сфере научных исследований и разработок названо вовлечение молодых людей в научную деятельность, стимулирование выбора профессий науки, что, конечно, невозможно реализовать без многоплановой просветительской работы со школьниками. Эта работа должна носит систематический характер с учетом возрастных особенностей мышления и восприятия, интересов и насущных потребностей современных школьников. Так, младшему школьнику важно понять, что заниматься наукой интересно, подростку следует объяснить, что научная работа – это не только интересно, но и престижно, а до старшего школьника, выпускника школы, нужно донести, что научная специальность – это не только интересно, престижно, но и достойно финансируется государством.

В Год науки и технологий значительно активизировались научные организации, университеты, на базе которых ведутся научные исследования и разработки: в СМИ регулярно сообщалось об организации в 2021 году лекций, мастер-классов, фестивалей и экскурсий для школьников. Российская академия образования не стала исключением: совместно с Московским государственным университетом в рамках Всероссийского фестиваля NAUKA 0+ устроила «STEM Академию» (от англ. аббревиатуры STEM - Science, Technology, Engineering, Mathematics – высокотехнологичные отрасли науки и инжиниринг – прим. ред.), где в популярной форме продемонстрировала эксперименты и дала возможность попробовать себя в роли исследователя, разработчика технологий и инженера.

Известно, что любая просветительская работа дает свои плоды, когда является регулярной, принимающей во внимание не только срочные перспективы, но и среднесрочные и долгосрочные. В этом контексте Российская академия образования уже далеко не первый год проводит в обычных школах научные мини-сессии для школьников всех возрастов, где ребята учатся понимать свои сильные и слабые стороны в интеллектуальном, личностном, мотивационном плане и активно участвуют в реальном научном исследовании, связанном с определением объема рабочей памяти, скорости переработки учебной информации и всем тем, что способствует эффективному обучению. Эта работа стала возможной в формате инновационных площадок Российской академии образования на базе школ России и уже приносит свои плоды: ребята активно взаимодействуют на протяжении всех школьных лет с успешными учеными и начинают делать выбор в пользу профессий науки. 

Важно, чтобы вместе с уходящим Годом науки и технологий не сошли на нет просветительские инновации. Важно продолжать поддерживать ту искру интереса к научной работе, которую удалось зажечь в умах сегодняшних школьников.

По силам ли школьникам заниматься научной деятельностью? Достаточен ли для этого их уровень интеллектуального развития?

Первый опыт научной работы в школьном возрасте, естественно, не предполагает решения фундаментальных проблем современной науки. Как правило, научные проекты детей связаны с их личным интересом: как устроен тот или иной механизм, что будет в случае, если поменять деталь в механизме, какие оптимальные условия нужны для быстрого проращивания семечка и т. п. При одобрении этих первых шагов к большой науке со стороны родителей, учителей и одноклассников у школьника складывается положительное отношение к той сфере научной деятельности, которую он сам выбрал, изучил и показал, а также формируется позитивная самооценка своих достижений и возникает понимание ценности своего научного труда.

Что же касается «нужного» для научной работы развития познавательной сферы, то приведу результаты собственных исследований, которые показали, что такая личностная черта, как добросовестность, вносит независимый от уровня интеллектуального развития вклад в показатель общей академической успешности, делая успешными школьников, которые, прежде всего, усердно занимаются и тщательно следуют инструкциям учителей. Поэтому важно, чтобы ребенок, вне зависимости от уровня его интеллекта и иных познавательных характеристик, выражал желание изучать, узнавать и осваивать, а терпение и труд все перетрут.

А с какого возраста и в какой форме – индивидуальной или коллективной – научная деятельность предпочтительнее для школьников? 

Просветительская работа по популяризации науки со школьниками должна вестись систематически и в строгом соответствии с возрастными особенностями мышления, внимания, памяти и иных закономерностей возраста. В формате инновационных площадок РАО разработан цикл научных мини-сессий «Мои познавательные возможности и успехи в учебе», где ребятам и из первых, и из одиннадцатых классов предлагается, по сути, решать одни и те же научные задачи, связанные с изучением внимания, зрительно-пространственной памяти, скорости обработки информации, оценкой количеств, выраженных в числовой форме и в виде объектов. Но, конечно, инструкции даются в специфическом для каждого возраста формате. При этом не скажу, что первоклассники хуже справляются с выполнением этих заданий, а порой предлагают более оригинальные решения и нетривиальные выходы из проблемных ситуаций.

Что касается формы, то на начальных этапах организации исследовательской деятельности в школах, лучше идет совместная работа. В этом случае для увлеченных наукой школьников открывается возможность показать себя, повысить свой статус в среде сверстников и, возможно, даже педагогов. При дальнейшей работе, когда формируется стойкий интерес к определенной научной проблематике, целесообразно выбирать форму наставничества.

Много ли обычно в классе самой обыкновенной школы детей, склонных к научным занятиям и интересующихся наукой? 

Интерес к занятиям наукой всегда начинается с мотивации к изучению той или иной области научного знания: биологии, истории, математики, астрономии. Собственно мотивация к изучению школьных дисциплин является сложным психологическим признаком, на динамику которого – повышение или, напротив, понижение учебного интереса – влияет множество факторов, начиная от самооценки ребенком своих достижений в этой области и личностных качеств учителя по этому предмету до  отношения одноклассников или родителей к научным увлечениям ребенка, позитивного или, что тоже бывает, негативного. Например, «немужского» увлечения гуманитарными предметами для мальчиков или насмешек сверстников над научной эрудицией ученика на уроках биологии.  

В рамках международного лонгитюдного исследования индивидуальных различий в школьном обучении, который уже седьмой год реализуется с участием Российской академии образования, Психологического института Российской академии образования и Московского университета получены, я бы сказала, неутешительные данные о желании, а точнее нежелании, современных детей изучать школьные предметы.

Привожу данные только по одной типичной школе с 1300 учениками. Самая критическая ситуация наблюдается в отношении нежелания изучать естественно-научные дисциплины и математику. Так, уже в начальных классах 29,7% детей говорят, что не хотят узнавать новое и заниматься науками о природе, а 20,9% демонстрируют низкую мотивацию к урокам математики. В средних классах, с 5-го по 9-й, когда уже начинает формироваться личный профессиональный интерес, процент школьников, нежелающих заниматься биологией, химией, физикой и математикой, только возрастает: для естественно-научных предметов до 33,4%, а для математики до 24,9% от общего числа учеников школы. Иными словами, четверть или даже треть обучающихся одной школы очень нуждаются в продуманных, логически выстроенных ответах учителей, а лучше ученых-популяризаторов, на свои вопросы: «А зачем мне нужны точные науки?», «Где мне это может пригодиться в реальной жизни?» И, конечно, необходимо грамотное психологическое сопровождение школьников, неуверенных в своих силах для успешного освоения научных знаний. 

Есть ли данные о динамике этого показателя у российских школьников за последние 10–15 лет?

Популяционных данных о динамике мотивационных показателей российских школьников к изучению научных дисциплин на сегодняшний день нет. Данные, охватывающие все категории школьников из всех регионов России и дающие основание рассуждать о динамике изменения во времени личностных, мотивационных и иных психологических феноменов, должны генерироваться только в популяционных лонгитюдных проектах, год за годом измеряющих признаки в одних и тех группах взрослеющих школьников. Российская академия образования является флагманом в этом отношении, начав трудоемкий, но так необходимый для развития отечественного образования сбор популяционных данных в сложных эпидемиологических условиях 2020 года. Так что научно обоснованные ответы на Ваш вопрос можно будет дать только по прошествии 10–15 лет с начала сбора популяционных лонгитюдных данных.    

Насколько пестрым является обычно состав класса с точки зрения способности детей к обучаемости? Например, один ребенок сильно опережает одноклассников, еще один – с крайне низкими показателями познавательной сферы, а остальные ребята – «в серединке»…

Индивидуальные различия в обучении, как и любой психологический феномен, подчинены закону нормального распределения: средняя выраженность признака у большего количества людей, крайне высокая и низкая выраженность у меньшего количества. Так, в каждом классе, у каждого учителя, в каждой школе, в каждом регионе России наблюдается широкий диапазон индивидуальных различий в обучении – от крайне высоких показателей школьных достижений (отличники) до крайне низких (двоечники). Основное же количество учеников, как правило, будет показывать средние и хорошие учебные результаты (смешение четверок, троек и пятерок). 

В ситуации «сильных» классов при отборе детей при поступлении в школу, который остался в прошлом, либо при формировании профильных классов происходит смещение диапазона вариативности к высоким значениям успешности – низким показателем в этом случае является не двойка, а тройка, но все же процентное соотношение успешных, средних и неуспешных будет сохраняться. 

Подобная вариативность в успешности/неуспешности обучения дополняется еще и индивидуальными различиями в психологических признаках, важных для обучения: рабочей памяти, скорости реакции, уровне мотивации, личностных чертах и т. п., а также их нелинейной динамикой в школьные годы. Так, исследования, которые мы проводили совместно с академиком РАО Сергеем Борисовичем Малых, показали, что в одной параллели четвертых классов школы может обучаться ребенок с очень высокой скоростью обработки числовой информации, в полсекунды (время реакции = 0,43 секунды), и его сверстник с крайне низкими значениями времени реакции, больше 2 секунд (время реакции = 2,31 секунды).

При таком разнообразии индивидуальных особенностей учеников в одном классе от учителя требуются высокие профессиональные знания в отношении индивидуального подхода к обучению, а от ученых, работающих в сфере наук об образовании, – четкие практико-ориентированные рекомендации для учителей общеобразовательных и коррекционных школ. Эта работа в Российской академии образования строится на интеграции научных достижений и лучших образовательных практик на базе существующих и вновь созданных центров и инновационных площадок.

Можно ли подтянуть отстающего ученика хотя бы до среднего уровня и заинтересовать его наукой?

Подтянуть, конечно, можно. И оценка – основной показатель школьной успешности –  конечно, улучшится. Но, прежде всего, стоит задуматься, а всегда ли школьная оценка отражает реальные знания, действительные способности и стремления ученика учиться или часто оценки носят субъективный характер. Но при этом именно школьная оценка связывается с успешностью ребенка и даже, согласно исследованиям, является своеобразным показателем социального статуса семьи. Действительно, родителям и бабушкам всегда приятно похвастаться ребенком- или внуком-отличником. И взрослые, бывает, чересчур усердствуют: «Хотим от ребенка только пятерок». К сожалению, многие взрослые не понимают индивидуальных возможностей и, главное, ограничений своих детей, что делает для ребенка процесс обучения психологически некомфортным, и в конечном счете вовсе пропадает мотивация не только к обучению в школе, но и к дальнейшему образованию в университете. Можно, конечно, «сделать» из ребенка отличника, но, возможно, в этом случае он не раскроет какие-то свои таланты, не начнет рисовать, писать стихи, заниматься конструированием роботов.

Но этот вопрос затрагивает еще и важнейшую научную и социально значимую проблему, связанную с факторами, причинами, условиями, которые приводят к различиям в школьном обучении. Чтобы улучшить учебные достижения каждого ученика с его уникальным сочетанием когнитивных, личностных, мотивационных особенностей и социальных, семейных условий развития, надо понимать причинно-следственные связи между этими особенностями и учебными успехами на всем протяжении школьного возраста. При этом самым перспективным является подход, когда четко определяются ранние маркеры (события социальной среды, уровень развития того или иного когнитивного, личностного или мотивационного признака), которые могут приводить к низким показателям в текущем и дальнейшем обучении. Но эти данные могут быть получены только в лонгитюдных (длительных) проектах школьного обучения, когда у одних и тех же учеников от года к году школьного обучения измеряются психологические признаки, важные для обучения. 

В настоящее время лонгитюдные данные семи измерений всех учеников одной школы, которые собраны в таком проекте при взаимодействии Академии, Психологического института РАО и Московского государственного университета имени Ломоносова, анализируются, но уже сейчас понятно, что значение когнитивных и мотивационно-личностных показателей, измеренных в конце начального этапа школьного обучения, различается в плане успешного выполнения государственных экзаменов в финале школьного обучения. Так, например, для успешного выполнения ЕГЭ по профильной математике в 11-м классе ценность уровня когнитивного (познавательного) развития и мотивационно-личностных черт различается практически в два раза: 42,3% против 24,9% соответственно. А вклад этих психологических признаков в успешность выполнения экзамена по русскому языку практически равноценен: 33,4% – когнитивное развитие и 26,4% – специфика мотивации и личностных черт. Подобные данные, сформулированные в виде рекомендаций, призваны оказывать своевременное научно обоснованное превентивное воздействие для снижения рисков школьной неуспешности.

Есть ли смысл популяризировать науку среди ребят, которые по окончании школы явно не займутся научной деятельностью?

Безусловно, есть! И, прежде всего, потому что мы не можем определенно сказать, кто пойдет в науку, а кто нет. Важно, что при систематической просветительской работе ученых со школьниками происходит формирование позитивной мотивации к усвоению новых знаний по различным школьным дисциплинам, адекватно повышается самооценка своих учебных достижений, появляется понимание ценности научного труда, и в конечном счете школьнику становится психологически комфортнее осваивать новые знания и генерировать свои собственные идеи.