Необучаемость некоторых детей – не более, чем миф. О том, как преодолеть данную проблему и какую роль в этом важном деле призван сыграть Всероссийский конкурс «Педагог-психолог России», журналу «Вестник образования Минпросвещения России» рассказал Виктор Зарецкий - член Большого Жюри конкурса, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии Московского государственного психолого-педагогического университета.

Виктор ЗАРЕЦКИЙ

Член Большого жюри Всероссийского конкурса «Педагог-психолог России», профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии МГППУ

Всероссийский конкурс «Педагог-психолог России», который проводит Минпросвещения России, имеет очень большое значение и для учителей, и для родителей, и для учащихся, и для российского образования и общества в целом. Поясню свое мнение на примере той проблемы, которой занимаюсь уже более 25 лет, и которая с годами не только не решается, но становится все острее. Это проблема психолого-педагогической помощи детям с трудностями в обучении. Связана она с тем, что учителя умеют учить, преподавать свой предмет. Но очень немногие умеют помогать ребенку учиться и преодолевать трудности. Долгое время детей, которых учителям не удавалось научить, считали необучаемыми. Потом поняли, что «ребенок не может учиться» и «учитель не может научить» это две стороны одной медали. И в последние лет 20 произошли некоторые сдвиги - сейчас, по крайней мере, говорят не о необучаемости, а о трудностях, которые, если приложить творческие усилия, можно преодолеть. 

Ключевую роль в решении этой проблемы, на мой взгляд, могут сыграть психологи, если будут соответствующим образом подготовлены к работе по оказанию помощи ученикам, учителям и родителям, т.е. всем главным субъектам образовательного процесса. И очень важно, что конкурс этого года показал, что в отличие от прошлых лет, психологи, по крайней мере финалисты конкурса, стали более чувствительными к этой проблеме, отзываются на запрос о помощи в преодолении учебных трудностей. Это важно по нескольким причинам. Первая, как показал опрос самих участников конкурса, запросы, связанные с учебными трудностями, являются наиболее распространенными и от учеников, и от учителей, и от родителей. Вторая, от учеников этот запрос идет тогда, когда сами они не чувствуют в себе сил преодолеть их самостоятельно, а помощи не получают. Третья причина, как уже было сказано выше, учителя, как правило, такую индивидуальную помощь ребенку не оказывают, т.к. просто не умеют это делать. Так что для педагога-психолога здесь открывается огромное поле деятельности, и он, будучи соответствующим образом подготовленным, может принести очень большую пользу все участникам образовательного процесса. 

Между тем, не все так просто. Два или три года назад мне довелось принять участие в совещании, проходившем на достаточно высоком уровне, на котором участникам дали статистическую информацию о том, сколько в среднем школах психологов в разных регионах России. Данные были очень интересные и существенно различались по регионам. Но число учащихся на одного школьного психолога везде измерялось сотнями, а кое-где вообще зашкаливало. А что может сделать психолог в такой ситуации? Проводить диагностику, давать рекомендации на основе того - неизбежно поверхностного - анализа, который он может сделать, исходя из тех ресурсов, которыми располагает? Вряд ли таким образом он сможет принести много пользы. 

Приведу один пример из собственного опыта. Лет 15 назад ко мне обратилась директор одной из школ Москвы с просьбой провести в их школе курс повышения квалификации для учителей по помощи учащимся в преодолении учебных трудностей, а кроме того порекомендовать им психолога, владеющего способами помощи детям с трудностями в обучении. Я порекомендовал одну из наших выпускниц. И уже через несколько дней после того, как она появилась в школе, ее кабинет был битком набит детьми. Они сидели за столами, на банкетках, даже на полу, делали уроки и обращались за помощью в преодолении учебных трудностей. Одна из девочек (из неблагополучной семьи) приходила утром до начала рабочего дня психолога, а уходила домой, когда у той рабочий день заканчивался (кстати, безнадежно отставая от сверстников в начальной школе, она с помощью психолога ликвидировала пробелы и успешно закончила среднюю школу). Рекорд посещаемости психолога был поставлен накануне пробного ОГЭ, когда к ней пришли на консультацию 174 ученика! А еще была работа с учителями, с родителями, была работа по улаживанию конфликтов между учителями и учениками, к ней обращалась за помощью и администрация. Обратите внимание на то, что я говорю обо всем этом, имея в виду только одну единственную школьную проблему, которая безусловно является одной из самых острых в школе, - проблему учебных трудностей детей, с которыми они не могут справиться самостоятельно или с той помощью учителей, которую те оказывают повседневно. Такую помощь может, на мой взгляд, оказать только педагог-психолог, и только специально подготовленный для этой работы. А сколько нужно психологов в школе – зависит от школы, от той ситуации, которая в ней складывается. 

Установка на открытость новому опыту, готовность к творчеству являются важными профессиональными качествами психолога-практика. Это не «технолог», который ищет применения тому, что умеет, в каждом конкретном случае, а человек, готовый каждый раз сделать шаг в сторону собственного профессионального развития. Мне кажется, что очень важная составляющая подготовки педагога-психолога – не только вооружать его научным знанием и способами работы, но готовить к тому, что он сам должен постоянно учиться и развиваться, чтобы в каждой конкретной ситуации, даже в самой трудной, находить ресурс для развития ребенка.

Есть и конкретные предложения. Модуль по помощи в преодолении учебных трудностей включен в программу переподготовки психологов России. В прошлом году в связи с пандемией в порядке помощи учителям и родителям при переходе на дистанционное обучение наш факультет консультативной и клинической психологии провел по линии Федерации психологов образования России десять обучающих вебинаров. По ним уже учатся психологи и учителя из разных регионов России. Но тем не менее, не иссякают предложения регионов вести дистанционную работу по обучению рефлексивно-деятельностному подходу к оказанию помощи в преодолении учебных трудностей. И такой спрос, наверное, подтверждает, что в нашем подходе есть что-то полезное для школ. Впрочем, нет худа без добра. Ситуация пандемии на какое-то время стала шоком для системы образования, но в то же время она изменила отношение к дистанционному обучению. Если раньше мы, когда речь шла о трансляции нашего опыта, всегда обсуждали возможность очной работы и только, то сейчас ситуация значительно облегчается тем, что можно вести полноценное обучение, никуда не выезжая. И это открывает неограниченные возможности для трансляции опыта практической психолого-педагогической работы по оказанию помощи в преодолении учебных трудностей, который, на мой взгляд, очень нужен российским школам и, прежде всего, школам с низкими образовательными результатами, в которых, увы, сейчас психологов часто просто нет.